Как понимать критику морализма и легализма?

Возможно, этот приговор слишком суров. Но следует отметить, что то сжатое (и в общем точное) перечисление новых моментов, которые при­нес с собой реализм, действительно демонстрирует крайнюю противо­речивость этого течения.Блузки для полных. В самом деле, выступление против экстремизма, идеологизированности, призыв осознать границы силы — это все впол­не разумно. Но как совместить с этим идею создания американской сфе­ры влияния в Восточной Европе? Для этого явно ведь требовалось либо опередить советские войска, либо вытеснить их оттуда силой. Но ведь это означало еще больший отход от реализма в оценке соотношения сил, чем это было даже присуще сверхидеологизированной и склонявшейся к экстремизму администрации США! Как понимать критику морализма и легализма? Если в том духе, как это понимал У.Макнейл,

Реалисти­ческая школа критиковала неспособность

«Реалисти­ческая школа критиковала неспособность американских руководителей осознать границы силы, понять опасности морализма и легализма и опре­делить государственные интересы.подарок на свадьбу бабочки. Эти критики предприняли некоторые модификации в объяснении событий начала холодной войны, выдви­нув следующие тезисы: Соединенные Штаты могли бы в 1944-1945 гг. создать для себя сферу влияния в Восточной Европе; свободные выборы в этом регионе не были жизненной необходимостью с точки зрения аме­риканских интересов; администрация провозгласила в 1947 г. доктрину Трумэна в слишком экстремистских выражениях и в слишком идеологи­зированном виде; ей следовало бы больше доверять методам дипломатии при урегулировании спорных вопросов». Общий вывод Б.Бернстайна: Реалисты выступили с такой критикой, которая стесывала сучки орто­доксии, не задевая самого ее ствола’Ь .

Следует стремиться создать в Польше свободное и демократическое правительство

В одном из них, например, говорится, что следует стремиться создать в Польше свободное и демократическое правительство в том смысле, как мы интерпретируем это понятие* (см.: Советский Союз на междуна­родных конференциях периода Великой Отечественной войны, 1941—1945 гг. М., 1984. Т. 6: Берлинская (Потсдамская) конференция. С. 170; Foreign Policy of the United States (далее — FRUS): The Conference of Berlin. Wash., 1961. Vol. 2. P. 359; Vol. 1. P. 716).Кто любит дайвинг?Вам сюда!Пробное погружение с аквалангом.
Кстати, тексты этих внутренних документов — это, пожалуй, самая ценная часть американских публикаций дипломатических документов военного и послевоенного времени (в аналогичных советских изданиях они, к сожалению, отсутствуют). Что же касается записей переговоров, то здесь американские сборники ниже ка­чеством; те, кто их анализирует, часто фиксируют неоговоренные пропуски, а то и прямые искажения.
См.: Neumann W After Victory: Churchill, Roosevelt, Stalin and the Making of Peace. N.Y. 1967. P. 119; Cuggisberg H. Dokumente zur amerikanischen Aussenpolitik von 1940 bis 1950 // Historische Zeitschrift, 1978. Bd. 226, H. 3. S. 634-635.

Трудно избавиться от впечатления

5ASnell J.C. War-Time Origins…;5The Meaning of Yalta / Ed. J.C. Snell. Baton Rouge, 1956.
55
Трудно избавиться от впечатления, что по крайней мере некоторые высказывания западных политиков воспроизводились в приглаженном виде.Бижутерия. Так, согласно американскому сборнику документов Потсдамской конференции, Трумэн говорил там об отказе признать правительства Болгарии, Венгрии и Румынии до fcex пор, пока они не будут организованы на демократических основах. В советской же записи Трумэн сказал нечто иное: …пока они не будут организованы так, как мы считаем нужным. Такое своеобразное понимание демократии — как синонима того, что считалось нужным американской стороне, — отражалось, впрочем, в некоторых внутренних документах американской делегации, где не стесняли себя дипломатическими тонкостями.

Пенопласт компании OOO»Трес+»

а затем — и послевоенных международных отношений (серия FRUS); Как правило, близкие к офи­циальным кругам историки (типа Снелла и Фейса) получали возможность использовать документы еще до их опубликования, но читатель имел возможность сравнить интерпретацию с фактами — конечно, в том виде, как факты подавались в этих сборниках.Пенопласт компании OOO»Трес+» http://www.tdrkt.ru/teploizolyatsiya/penoplast/.
В теоретическом плане эти новые подходы опирались на те идеи, ко­торые были сформулированы к концу 50-х годов отошедшими к тому времени от прежней догматики У.Липпманом, Дж. Кеннаном и их едино­мышленниками. Идеи эти получили наименование реализма.
Этому течению давалась весьма неоднозначная оценка и в советской, и в западной историографии. Приведем одну из них, принадлежащую аме­риканскому историку Б.Бернстайну, стороннику гораздо более радикального, чем у реалистов, разрыва с догматикой ортодоксии:

Концепция Г. Фейса

(даже если это Советский Союз) может быть и кое в чем прав, что заставлять его отказываться от кое-каких позиций не всегда разумно и желательно. Это была как раз та философия перегово­ров, которая сделала возможным заключение Московского договора о частичном запрещении ядерных испытаний.Покрытие половой доски.
S2Feis Н. Between War and Peace: The Potsdam Conference. Princeton, 1960. P. 272.
53См.: Яковлев Н.Н. Преступившие грань. М., 1970. С. 210—211.
Концепция Г. Фейса возникла не на пустом месте. Похожие взгляды развивал еще раньше — наряду с обычной апологетикой — Дж. Снелл54. В плане источниковом эти модернизированные подходы опирались уже не только на материалы прессы, мемуары и анонимные свидетельства, как это было до тех пор, а на новую документальную базу: с 1955 г. в США стали публиковаться ранее закрытые дипломатические акты, касающие­ся союзнических переговоров периода войны,

Б. Тачмэн Августовские пушки

Г. Фейса (поскольку можно говорить о воздействии исторических книг на любившего историю Дж. Кеннеди, скорее следует указать на книгу Б. Тачмэн Августовские пушки). Однако нельзя и отрицать линию соответствия между теми направлениями, которые отражали изменения политического менталитета в Вашингтоне, и истори­ческими подходами, нашедшими отражение у Г. Фейса.Университет Отаго.
Было бы, очевидно, ошибочно усматривать здесь призыв к кардиналь­ному улучшению отношений с СССР, к далеко идущим широким соглаше­ниям: мы видели, как хитроумно Г. Фейс ввернул предупреждение против компромисса ради компромисса. Но в то же время вполне здравой была идея о том, что переговоры вовсе не должны сводиться к тому, чтобы лишь требовать уступок от партнера. Обращалось внима­ние на то, что партнер

Собственно книга и отразила официальную линию

Собственно книга и отразила официальную линию — с учетом того, что эта линия уже достигла некоего поворота, точки, где наиболее реалистически мыслящие политики уже начинали думать о некоторой модификации политики холодной войны.НГ 5222.
Напомним, что книга Г. Фейса вышла в год избрания Дж. Кеннеди президентом США. Объявленные этим политиком новые рубежи не следовало понимать, конечно, как лозунг коренногц пересмотра полити­ки конфронтации. Таковая порой усиливалась, достигая опасных пиков (берлинский кризис 1961 г., карибский кризис 1962 г.). Но за этими кризи­сами последовала речь в Американском университете, содержавшая уже призыв к диалогу с СССР во избежание ядерного взаимоуничтожения. Конечно, нельзя напрямую связывать идейную эволюцию президента с чтением книги

Мы изложили своего рода экстракт рассуждений Г. Фейса

К этому добавилось еще и то обстоятельство, что согласованные решения в их практическом исполнении стали сразу же искривляться каждым из их участников в соответствии с его приоритетами и симпатиями (заметим, что упрек этот автор обращает ко всем сторонам, а не только к советской, как это стандартно практиковалось раньше).Пошив рубашек на заказ москва. Конечный вывод: начало холодной войны — это своеобразная траге­дия, в которой виноваты обе стороны либо не виноват никто, разве только несовершенство человеческой природы!
Мы изложили своего рода экстракт рассуждений Г. Фейса, очищен­ный от мути старых концепций. Реальная ткань повествования содержит многочисленные сетования на советскую политику и оправдания запад­ной, так что порой трудно уловить отличие от стандартной, официальной историографии.

Общая согласованная позиция стала хуже той

сбалансированного подхода к проблеме генезиса холодной войны. По Г. Фейсу, в позиции как западных держав, так и СССР на Потсдамской конференции были свои слабые и сильные стороны. Делались взаимные уступки, но их результатом стало принятие в ка­честве общих как раз неправильных точек зрения каждой из сторон. Общая согласованная позиция стала хуже той, которой придерживалась каждая из сторон до переговоров! Поэтому, хотя Потсдамские соглашения не являлись — ни по замыслу, ни по воплощению — ни несправедливыми, ни жестокими, они все же оказались неподходящими для того, чтобы перекинуть мост между войной и миром (так гласил заголовок книги)52.Ламинат 33. Grosser A. La Republique Federale d’Allemagne. P., 1963. P. 120-121.
49 Напротив, труды такого историка и политолога, как Р. Арон, активно выдви­гавшегося на роль оригинального и выдающегося мыслителя, по сути, представ­ляют собой довольно стандартное изложение проамериканской ортодоксии. Очень ярко они отразились в его труде, посвященном внешней политике США. См.: Aron R. La republique imperiale. P., 1972.
50 Егороеа Н.И. Указ. соч. С. 38-39.
51См.: Трофименко Г.А. Теория баланса сил и реальное противоречие капита­лизма и социализма на мировой арене // История СССР. 1972. № 1.